Приосколье31

Работник соцсферы из Чернянки Ирина Ершова: «Учим отличать истинную заботу от корысти»

8 июня , 09:29Общество

Журналист «Приосколье 31» Анастасия Слепцова побеседовала с заведующей отделением подготовки и социального сопровождения выпускников из числа детей-сирот в преддверии профессионального праздника.

Ирина Ершова — заведующая отделением подготовки и социального сопровождения выпускников из числа детей-сирот Комплексного центра социального обслуживания населения Чернянского района. Впервые я познакомилась с ней, когда работала в районном краеведческом музее, а она привела детей на экскурсию. Нас поразило её отношение к подопечным — почти взрослым и очень сложным подросткам, оставшимся без семьи. В наше время довольно редко можно встретить красивую, молодую, умную женщину, которая бы так искренне заботилась о чужих для неё детях: завязывала бы шнурки парню, который выше на голову или поправляла ему ремень на брюках. В преддверии Дня социального работника мы побеседовали с Ириной и расспросили её о работе и отношениях с ребятами.

 — Ирина, расскажите немного о себе.

— Родилась в селе Васильдол Новооскольского района. Училась в местной школе, после окончания 11 классов поступила в Белгородскую сельскохозяйственную академию. А вот практику проходила за рубежом. Очень хотелось побывать в других странах, увидеть мир. Мечтала попасть во Францию, подняться на Эйфелеву башню. По распределению попала в город Нинбург в Германии, где располагается известный Центр практического обучения в сфере сельского хозяйства Deula. Работала на ферме, но и попутешествовать немного тоже удалось — и по Германии, и по Франции (там граница совсем рядом). Опыт был очень интересный, я не жалею ни капли.

— Откуда в Вас столько энергии, трудолюбия?

— Не знаю, может быть, от родителей? Папа работал в полиции, а мама в Васильдоле фельдшером — понимаете, что за работа… Её забота о людях — я ею просто пропитана с самого детства. Да и сейчас, хоть папы уже нет, а мама давно на пенсии, приезжаю к ней — у неё вызовы. Одному — укол, другому — капельницу. Тяжело, но мама говорит: «Буду работать. Буду людям помогать!». А воспитание у нас было строгим, особенно насчёт учёбы. Я и сейчас постоянно учусь, прохожу всевозможные курсы, инструктажи по психологии. Такие курсы организует областной Ресурсно-консультационный центр по работе с семьёй и детьми в Белгороде.

— Образование сельскохозяйственное, а работаете с детьми? Как так получилось?

— После окончания академии я год отработала в компании «Приосколье» мастером. Муж настоял на том, чтобы я сменила род деятельности. На тот момент мы жили в Новом Осколе, и я устроилась на работу в Центр оценки качества управления образования. А потом мы купили жильё в Чернянке и переехали сюда. В поисках работы я обратилась в управление социальной защиты к Елене Александровне Гуровой.

В Комплексном центре социального обслуживания населения сначала работала психологом. Параллельно получала дополнительное образование, а потом поступила в БелГУ в магистратуру, два с половиной года училась по специальности «Технология социальной работы». С апреля 2019 года стала заведующей отделением подготовки и социального сопровождения выпускников из числа детей-сирот.

— Трудно работать с такими детьми?

— На самом деле, мне нравится моя работа. Если возникает какая-то сложная ситуация, всегда советуемся с Еленой Александровной. Она помогает и как руководитель, и как профессионал — подсказывает, как лучше поступить. В Белгороде для нас постоянно проводятся разные курсы, тренинги. Их организует Центр подготовки и постинтернатного сопровождения выпускников «Расправь крылья».

Уже больше пяти лет работаю совместно с Ниной Юрьевной Семавиной, начальником отдела опеки и попечительства над несовершеннолетними, материнства и детства. Ведь можно в самом раннем возрасте упустить какой-то момент, кажется, незначительный, а потом возникнут проблемы. Иногда и приёмные родители к нам обращаются, когда появляются сложности, и они сами не могут справиться. Конечно, мы стараемся помочь.

— Сколько детей у Вас на сопровождении?

— На сегодняшний день всего у нас 30 человек. Восемь детей с ограниченными возможностями здоровья, из них пять — с нарушением интеллекта.

— У них есть родственники?

— По-разному. Вот у Олега никого нет, его планируют определять в интернатное учреждение, потому что сам он себя обслуживать не сможет. И под опеку такого ребёнка не каждый готов взять.

— Если родственники есть, общаетесь с ними?

— Обязательно! Если есть такая возможность, и если это идёт на пользу ребятам. От некоторых стараемся детей оградить, а с другими вместе работаем, помогаем, созваниваемся, если нужно. Мы всегда открыты для всех.

— Как близкие относятся к Вашей работе? Всё-таки, она непростая и с непростыми детьми.

— Муж поддерживает всегда. Говорит, ты ведь всё равно спокойно не сможешь на месте сидеть. Мои дети тоже знают, что по вечерам у меня какие-то звонки, голосовые сообщения. В выходные тоже. Вот Кате часто звоню: «Как ты? Где ты?». Боюсь за неё.

— Переживаете за них?

— Конечно. И не в том даже дело, что это работа. Думаешь о том, что это, в первую очередь, человек. Человек, которому нужна помощь. Хочется, чтобы они пошли по правильному пути, а для этого стараешься вложить им в души добро. Ведь вся их жизнь проходит на наших глазах. И внимание им нужно не только в рабочее время. Например, в рождественские праздники я напекла пряников и поехала к Олегу. Он с таким удовольствием их разрисовывал, а когда ещё выяснилось, что их можно съесть — вообще был полный восторг!

Вообще стараюсь как-то их свободное время разнообразить, сходить с ними в кино, музей. Очень ребятам понравился кинотеатр «Космос». Обязательно ещё пойдём, только пока не определились, какой фильм выбрать. Летом были на экскурсии в Холках. Столько впечатлений, они просто не хотели оттуда уходить! А когда были первый раз в краеведческом музее, Ваня был поражён, что вживую увидел старинные предметы, которые он видел в советском мультфильме. Особенно ему понравилось, когда экскурсовод сказала, что он единственный из всех детей правильно отгадал назначение цепа, которым молотили зерно. Он был очень впечатлён! А мне это приятно.

Иногда бывает и тяжело, особенно с ребятами, имеющими ограниченные возможности здоровья. Хотя в большинстве своём они открытые, добрые. К сожалению, есть люди, которые этой добротой пользуются. Учим их отличать истинную заботу о них от корысти.

Вот с Катей вместе ходим за покупками. У неё нарушение интеллекта, и она совершенно не умеет распоряжаться деньгами. Звоню ей постоянно — покушала, не покушала, что ты себе приготовила? Потратит всё, а следующая пенсия у неё только 22 числа. Куда ты потратила? Перевела кому-то. Что у тебя осталось покушать? Макароны. Приходится с ней говорить, объяснять.

— А как они к Вам относятся?

— Идут на контакт. Конечно, к каждому нужен свой подход, но я всегда стараюсь с ними по-доброму, по любви. Если начнёшь говорить строго — ребёнок замкнётся, и от него ничего не узнаешь. Вот Олег — он добрый. Первое время он меня изучал, а потом понял, что я с добром к ним, и можно уже меня обнимать. Я сначала не поняла, даже испугалась немного. Он бежит на меня, а я не знаю, как реагировать. А он бежит обнять.

— Есть ли любимчики? Ну или по крайней мере те, с кем сложились какие-то особенные, более тесные отношения?

— Нет, мы стараемся всем внимание уделить. Просто есть те, кому времени нужно больше. У специалистов сопровождения выпускники делятся на уровни — мониторинговый (спокойный), поддерживающий (средний) и интенсивный (устанавливается, если есть обстоятельства и факты, которые ухудшают или могут ухудшить условия его жизнедеятельности). Таких ребят приходится постоянно держать на контроле, чтобы в беду не попали. Сопровождаем по разным инстанциям — больница, центр занятости и так далее. А с другими нет проблем. Работают, создают семьи, занимаются воспитанием детей. Я знаю, что у них всё хорошо, и могу с ними раз в месяц на контакт выходить. У нас есть сообщество в ВК, мы там постоянно поддерживаем связь — как у них день прошёл, как себя чувствуют.

— Вы их сопровождаете до какого-то возраста?

До 23 лет. Наша задача — научить навыкам самообслуживания, общения, поведения в быту и в общественных местах. Ребята учатся вести домашнее хозяйство — убирать в доме, готовить еду, стирать, мыть посуду, пылесосить. Мы готовим их к взрослой самостоятельной жизни. Например, пока учатся, они живут в общежитии. После завершения учёбы они получают своё жильё, а как оплатить квитанцию — не знают. Помогаем им правильно распоряжаться деньгами. Кате мы помогали обустраиваться, выбирали с ней вместе люстру, шторы. Знаете, как у неё сейчас в квартире красиво?

В 23 мы их снимаем с сопровождения, но они даже потом всё равно продолжают звонить, а мы продолжаем им помогать. Вот Юле уже 25, а она по всем вопросам звонит мне. Ну, а как по-другому? Даже если я не могу помочь решить их проблемы, могу их направить, подсказать, куда пойти, какой вопрос задать.

Конечно, всё сразу сделать для них мы не можем, но стараемся какую-то частичку добра и света им подарить. Всё, что в наших силах.

— Спасибо за Вашу работу и за интересную беседу. Успехов Вам.

P. S. По этическим соображениям имена детей изменены.

Авторы:Анастасия Слепцова