Приосколье31

Зов крови. Рассказ о долгожданной встрече сына и отца пришёл в редакцию

11 мая 2021, 12:23ОбществоФото: media.kasperskycontenthub.com

Его автор — писательница из Чернянки Лидия Сазонова.

Срочная служба подходила к концу. Душа аж заходилась от радости. Скоро дембель! Свобода! Это волнительное чувство пьянило его. Планы масштабные и маленькие строились и менялись каждый день и тут же распадались, как карточный домик. Парадная форма, сидевшая на его стройной фигуре, ждала своего часа. Город-герой Волгоград, в котором он вырос, ждал его. Ждали мама, друзья.

Но вопреки всему он изменил своим планам. Он хотел воплотить в жизнь своё тайное желание — мечту увидеть своего отца, которого знал только по фотографиям. Это чувство оказалась сильнее всего. Не видя его, не общаясь с ним, он любил. Мысленно обращался к нему, когда было тяжело, и когда сам не мог определиться в трудной жизненной ситуации. Ему так всегда не хватало отцовского тепла и заботы. И он точно знал, что поедет к нему, и никто сейчас не сможет его остановить. Он увидит своего отца, увидит тот далёкий остров, где родился, и с которого в трёхлетнем возрасте увезла его мама. Маме о своём решении он уже сообщил. 

Наконец‑то пришёл тот час, когда пришлось попрощаться с сослуживцами, с частью и командованием. Андрею предстояла трудная дорога, но она его не пугала. И вот он в аэропорту, юная кассирша, едва взглянув на паспорт, выдала ему билет до города Южно-Сахалинска. На прощание мило улыбнулась и пожелала счастливого пути. 
Сидя в самолёте, он неоднократно прокручивал мысленно эту первую и до боли волнительно встречу. Что он скажет отцу, узнает ли его?

По прилёту в аэропорт Южно-Сахалинска Андрей не ожидал такого удара. Дальше путь на остров Шикотан без вызова был ему закрыт. Он ведь ехал сюрпризом, не известив об этом отца. Другой бы растерялся в этой ситуации, но только не сержант срочной службы погранвойск. Он лихорадочно стал искать выход из этой непростой ситуации и, конечно, нашёл. Наша доблестная милиция помогла солдату, срочно известив отца о прибытии сына. Вскоре пришёл долгожданный вызов. 

Путь в двое суток на пароходе был открыт на остров Шикотан. Переехав в порт, Андрей готовился к посадке. Он первый раз видел Охотское море. При виде мощи, суровости, бескрайности очертаний и красоты моря, рука сама тянется наложить на лоб крест, вольно и невольно попросить Бога о благополучном исходе плавания. Андрей стоял и любовался величием и красотой моря, свинцовые облака неслись стремительно по небу, давая лишь изредка прорваться солнечным лучам. Солнечные блики преображали неспокойные воды моря. Андрей был очарован этим неповторимым зрелищем. Единение души, ощущение причастности к этому суровому краю, к скорой встрече со своей малой родиной взволновало его и распирало от радости и гордости. Душа его непроизвольно парила. Ему раньше незнакомо было это чувство, и он с радостью ступил на борт парохода. 

Познакомившись с попутчиком в каюте, уставший организм требовал отдыха, и он вскоре уснул крепким, богатырским сном. Под утро он проснулся от толчка, едва не слетел с кровати.

«А теперь, солдат, держись покрепче, попали мы в шторм», — проговорил спокойным голосом видно из местных краёв попутчик.

Что такое испытание придётся выдержать, Андрей даже в страшном сне не предполагал. Шторм усиливался. С каждым часом пароход раскачивало всё сильнее и сильнее, кренило его то в одну сторону, то в другую. Молнии рассекали небо, беспрерывно шёл дождь. Было страшно. И люди надеялись только на Бога, опытного капитана и сплочённую команду. Измотанный до предела капитан не сдавался, он вёл пароход в спасительную бухту. И наконец‑то ему удалось. 

Прекратилась сразу эта головокружительная, сногсшибательная качка. Люди успокоились, вздохнули с облегчением, в душе радуясь спасению. Только через трое суток выглянуло солнце, океан успокоился, и проход смог дальше продолжить свой путь. Наконец вдалеке появился маленький остров. Пароход подходил к нему, загодя оповещая о своём прибытии сильно протяжным гудком. На причале волновались встречающие, некоторые от нетерпения близкой встречи махали руками. Андрей тоже стоял на палубе, с волнением вглядывался в толпу встречающих, пытаясь узнать своего отца. Его взгляд скользил, переходя с одного лица на другое. И вот взгляд его выделил одиноко стоящего мужчину, который никого не приветствовал. Андрей душой почувствовал, что это его отец. 

Отец стоял на месте и во все глаза глядел на сына, смахивая предательски катившиеся слёзы по лицу. Он сына узнал, он узнал в нём себя. Сойдя с трапа, сын шёл безошибочно к нему, улыбка сияла на его лице.

«Папа, думаю, я не ошибся», — проговорил он.

Они по‑мужски обнялись, и вроде не было никогда между ними той пропасти и того отрезка времени, когда они не общались, а было такое ощущение, что они никогда не расставались. Отец пытался объяснить, как он волновался за него, за всех пассажиров во время шторма, а сын ответил:

«Если бы мне пришлось пройти это испытание ещё раз, я бы его прошёл, не раздумывая, чтобы увидеть тебя».

Отец с сыном шли по селу с гордо поднятой головой. Отец показывал ему те места, где он бегал когда‑то совсем маленький, ступая по натоптанной тропинке, взбирался по скользкой сопке затерянного в океане этого маленького безумно красивого ограниченного в пространстве острова.

Жительница посёлка Чернянка

Лидия Сазонова