Приосколье31

Директор малотроицкого музея Лидия Навроцкая написала публикацию о спасении солдата

9 мая 2021, 08:49ОбществоФото: pixabay.com

Выживший раненый побывал в Петровском через несколько лет после войны.

Во время фашистской оккупации чернянцы спасли от неминуемой гибели и концлагерей десятки раненых бойцов и командиров, выходивших из немецкого окружения. На многие годы сроднило такое событие семьи Агерпины Кущёвой из Петровского и красноармейца Сергея Попова, уроженца столицы.

На нашу землю немецкие захватчики пришли 5 июля 1942 года, следуя буквально по пятам отходящих подразделений Красной армии. В село Малотроицкое гитлеровские солдаты входили цепью. И никому не было от врагов пощады. Фашисты убивали не только отстреливавшихся красноармейцев, но и безоружных и раненых солдат и командиров, а вместе с ними мирных жителей — не жалели оккупанты ни стариков, ни детей, оказывавшихся на их пути.

Отбитые от своих бойцы и командиры из попавших в окружение под Старым Осколом дивизий выходили из котла группами и в одиночку, стараясь уйти в лесные массивы, чтобы укрыться в них и в удобные моменты вновь продолжить путь на восток. В лесу, который местные жители называют «дубравой», после отхода Красной армии уцелело много землянок. Они и служили неплохим укрытием для десятков бойцов и офицеров из окружённых дивизий.

С первого дня оккупации немцы установили в сёлах и хуторах кровавый карательный режим. Особенно опасным для населения был комендантский час, продолжавшийся от заката до рассвета. Но несмотря на это, жители, поборов страх, рискуя жизнями, старались помогать окруженцам. Собирали еду у кого что есть, оставляли её в условленных местах, а то и в палисадниках под окнами изб. По ночам красноармейцы забирали продукты. При этом часто натыкались на дозоры оккупантов и вступали в бой, после чего уходили в «дубраву». В местах боёв на брошенных полях, поросших бурьянами, оставались не только убитые, но и раненые, потерявшие силы бойцы.

Зная это, многие сельчане доставляли их на свои подворья, где кормили и делали перевязки. Именно так поступили жители Малотроицкого подростки брат и сестра Николай и Татьяна Зайцевы. Они укрывали четверых раненых красноармейцев.

В хуторе Петровский спасли от смерти и выходили раненого советского солдата Агерпина Кущёва с мужем Василием Андреевичем, который прошёл гражданскую войну, но не был призван на фронт по старости и болезням, а также их одиннадцатилетняя дочь Антонина и сын Григорий. Как рассказывала много лет спустя Антонина Васильевна, страха не было. Было желание помочь израненному и истекающему кровью человеку. Как иначе, ведь на фронте сражались с врагом два старших сына Агерпины Фоминичны и Василия Андреевича — Николай и Фёдор.

Антонина Васильевна
Фото: Личный архив семьи Скрипцовых

Красноармейца прятали в сене, сложенном на потолке сарая. Раны бойца долго кровоточили, гноились. Часто терявший сознание раненый при сильной боли стонал, потому рядом с ним надо было обязательно кому‑то находиться. По улицам, заглядывая во дворы, вынюхивая, не нарушает ли кто фашистский порядок, сновали местные полицаи. Поэтому днём, чтобы самой быть на виду у фашистских наймитов и часто проезжавших по улице немецких патрулей, Агерпина Фоминична оставляла раненого на детей. По ночам присматривали в основном взрослые, но большую часть светлого времени суток с ним проводила Тоня.

Девочка быстро научилась у мамы делать перевязки и промывать раны. «Кормить с ложечки» она умела, как все сельские сверстницы, с малых лет. Обязанность эту девочка выполняла аккуратно. Случались у раненого приступы сильных болей, она укрывала его с головой фуфайкой, чтобы приглушить стоны. К счастью семьи, пребывание раненого на подворье Кущёвых прошло никем не замеченным.

Перевязочные материалы, на которые ушли практически все простыни и наволочки из дома, стирали ночью, сушили в сарае. Агерпина, знавшая целебные свойства многих растений, умевшая их применять, промывала раны красноармейца настойками. Когда он пришёл в себя, рассказал, что родом из Москвы, зовут Сергеем Поповым. Когда солдат окреп, стал двигаться, сообщил семье, что собирается уходить, чтобы найти действовавших неподалёку партизан, либо продвигаться на восток через линию фронта к своим. Но послушавшись Агерпину Фоминичну, попросившую не спешить, остался почти на неделю. К моменту ухода семья подготовила для Сергея немного еды, а также найденную винтовку с несколькими патронами, а в придачу ещё и гранату, которые Григорий нашёл в местах боёв.

Ушёл парень, как только на улице стемнело. Прощаясь с Кущёвыми, Сергей поблагодарил их за спасение и дал обещание, если останется жив, после победы обязательно приехать в Петровский. Благословляя в дорогу, перекрестив его, как сына, Агерпина Фоминична не сдержала слёз. Не стесняясь плакала Тоня.

Шли день за днём, месяц за месяцем. Не обошло семью горе. Пережив оккупацию, Кущёвы получили две похоронки на сыновей. Николай погиб в Краснодарском крае в 1942, Фёдор — в октябре 1943 года. Победоносно окончилась Великая Отечественная война. Вопреки бедам не переставали в семье ждать обещавшего обязательно приехать Сергея. Но его всё не было и не было.

Ушли из жизни Агерпина Фоминична и Василий Андреевич. Стала взрослой, вышла замуж, взяв фамилию мужа — Скрипцова, Антонина. Стали появляться в её семье дети. И все ждали спасённого человека, надеялись, что выжил. И не ошиблись. Спасенный воин приехал, правда, когда уже не было в живых старших Кущёвых. Встречала гостя Антонина. Радости было на всё село. В Петровском он провёл несколько дней. Все они были наполнены воспоминаниями о спасении Сергея.

Побыв в Петровском, Сергей пригласил семью Скрипцовых в гости к себе в Москву. Антонина согласилась и в столице с детьми побывала не раз. Семьи спасённого и спасителей много лет общались, обмениваясь письмами по почте.

Директор краеведческого музея села Малотроицкое 

Лидия Навроцкая