Приосколье31

Детство Зои. Нина Петращук из Малотроицкого написала новый рассказ на военную тематику

23 июня 2021, 08:19ОбществоФото: pixabay.com

Повествование переносит читателей во времена Великой Отечественной.

Весна 2021 года. В раскрытые окна домов с сельской площади доносится громкая музыка, звучат марши военных лет, знакомая до боли «Катюша», главная песня «День Победы». Бабушка Зоя, опираясь на палочку с резной ручкой, которую сделал ей теперь уже покойный любимый муж Данил, подходит к окну. Во дворе слышатся звонкие детские голоса. Вот в дом уже заходит её многочисленная родня, правнуки, внуки, поседевшие от времени дети и два брата-близнеца Вячеслав и Александр с охапкой сирени, букетом тюльпанов. Вручают, поздравляют с великим праздником Победы. Обнимают, заботливо усаживают в мягкое кресло и просят:

«Бабушка Зоя, наша Зайка, ну расскажи!»

Она закрывает глаза, напрягает память, сколько же ей было тогда. Видит себя ту и начинает…

1941 год. Война внезапно ворвалась в сознание мирных людей и осталась в нём на всю жизнь. Председатель колхоза однорукий Архипыч, потерявший её в годы гражданской, созвал на сход жителей села Запрудное. Объяснил обстановку, велел мужскому населению к завтрашнему утру быть готовому к отправке на фронт. Женщины запричитали, засуетились, начали собирать в дорогу мужей, братьев, сыновей. Быстро прошла летняя ночь, и началось тяжёлое расставание. Плач, слёзы детей, матерей, грустные звуки гармони, всё слилось в единое целое. Василий обнял десятилетнюю дочь Зою, жену Катерину, ласково дотронулся рукой до выделявшегося из‑под фартука живота, и обратившись к обеим, сказал:

«Славный у тебя, Зайка, братик будет. Назовите его Славиком, берегите его и себя, я вернусь!»

Поцеловал, махнул рукой и побежал догонять подводы, на которых увозили на станцию всех уходящих в этот день мужчин на защиту Отечества. Едва скрылась последняя подвода, Катерина, охнув, опустилась на землю, схватившись за живот, велела дочери позвать Захаровну.

Полина Захаровна — местный фельдшер крохотной больнички, совмещала в одном лице акушерку и терапевта, вправляла вывихи, залечивала раны, принимала роды. Много лет уже работала в селе. Недавно ей в помощницы прислали молоденькую медсестричку Ларису, которая успела зарекомендовать себя с лучшей стороны. Они поспешили к роженице. На свет появился новый житель Запрудного — Славик, а за ним — его копия, назвали его Сашей. Ошибся Василий, у Зои теперь не один, а сразу два славных братика.

Катерина и радовалась, и горевала, как одной растить троих? Рано думать о том, когда вернётся муж, да и как угадать вернётся ли? Хорошо, что своя нянька подросла. А Зоя просто радовалась, не знала ещё, как ей будет тяжело. Мама вынула из сундука кусок отбелённого полотна, пошила пелёнки. Новенькое праздничное покрывало из своей кровати разрезала на две части, получились одеяльца малышам. Супруги давно мечтали о сыне. А тут их сразу двое. Катерина твёрдо верила, что Василий вернётся и увидит их.

Едва окрепнув от родов, женщина отправилась трудиться в своё звено. Была спокойна, знала, что дочь справится с ребятишками. Всё же на всякий случай попросила соседку бабу Дусю наведываться к ним, помогать Зое. Бабуся была уже в годах, но ещё крепенькая, управлялась со своим небольшим хозяйством. Её невестка Шура работала вместе с Катериной, внук Данька помогал трактористам. Сына Ивана после тяжёлой болезни схоронили прошлой зимой. Соседи помогали друг другу.

Вот и Данька начал забегать к подрастающим карапузам. Нашёл у себя в сарае старенькую деревянную коляску, в которой его маленького возила бабушка, отдали Зое. Девочка стала вывозить братьев во двор, где кормила кур, поила кормилицу-корову, выполняла домашнюю работу, пока мама была на работе в поле. Приходили подружки, забавляли детишек. Зое так хотелось погулять с девочками. Иногда вечером, передав маме близняшек, убегала к ним на часок, но помнила, что говорил отец. Она и старалась их оберегать так, как могла любая в её годы.

Зоя научилась готовить, выпекать хлеб. Мама рано утром месила тесто, оставляла ей досматривать, пока оно подойдёт, и выпекать. Хлебушек готов, нужно кормить ребят, умывать, купать. Только помоет одного, другой измазался. Они капризничают, не слушаются. Спать расхотели, а у Зайки глаза закрываются, устала очень. Хочется самой лечь прямо тут на травку, стать совсем маленькой и послушать мамину колыбельную. Мама… Зоя вскакивает, скоро же она придёт, а ужина нет, даже дров в печке нет. Успокаивает мальчишек, тащит дрова укладывает в печку и ставит чугунок с нечищеной картошкой. Сама размышляет, что и её, да и все мамы устают не меньше. Каково им сейчас, ведь на них легла вся мужская работа. Они жали, косили, молотили, убирали урожай. Дети помогали им.

Зоины подружки сушили на току зерно, насыпали в мешки для отправки на фронт. Собирали колоски, выдёргивали выросшую сахарную свёклу и складывали в кучи, а взрослые её очищали от листьев и земли, отправляли для переработки на сахарные заводы. Зайке тоже хотелось быть там на току, на поле вместе со всеми сверстниками, но она пока не могла. Вскоре в селе открылись детские ясли. Архипыч попросил Зою поработать в них нянечкой. Не только смотреть за своими, но и за другими малышами, помочь заведующей Ольге Степановне. На плечи девочки легла ещё большая ответственность. 

А в Запрудное стали приходить первые похоронки. Почтальонка Даша с осторожностью доставляла их в дома родных. Люди собирались вместе, плакали, сочувствовали каждому, заочно провожали в последний путь своих близких, павших на полях битвы с фашистами. Враг наступал, танковые сражения проходили по всему фронту, немецкие захватчики топтали родную землю. Днём и ночью вражеские самолёты сбрасывали бомбы на города и сёла. Гул разрывов был всё ближе и ближе. Женщин, девушек, подростков посылали рыть окопы в двух километрах от Запрудного. Через неделю там завязался жуткий бой. Немцы прорвали оборону, через село прошли отступающие отряды нашей армии, оставив местным тяжелораненых. Жители попрятали их по погребам, сараям, подвалам. Вскоре пришли фашисты. Сразу в крайней избе обнаружили двоих, солдат расстреляли, избу сожгли вместе с хозяйкой — одинокой пожилой женщиной Прасковьей

Некоторые подростки убежали в ближний лес. Другие прятались в оврагах и кустарниках. Баба Дуся спрятала Зою с близнецами к себе в подвал, туда же поместила нашего раненого пехотинца. Закрыла крышку сверху, поставила ящик со старым барахлом. Зоя в темноте прижимала к себе полуторалетних братьев, дала им по кусочку рафинада и велела молчать. Солдату смачивала губы и лоб влажным полотенцем. Он из всех сил старался не стонать. Население согнали на площадь, на ломаном русском угрожающе объяснили, что за сокрытие русских солдат сожгут всё село. Долго искали, к счастью, никого не нашли. Отобрали последние продукты: хлеб, молоко, яйца. Постреляли собак. Остались ночевать в домах, выгнав женщин, детей, стариков на улицу. Оставшихся в селе девушек и юношей отправили на станцию, погрузили в товарные вагоны, следовавшие в Германию. Утром, насытившись, двинулись дальше оккупировать наши районы. Катерина забрала дрожащих от холода и испуга детей домой. Бойца ещё долго выхаживали. Не один он был спрятан в селе, но никто не знал, кто ещё их укрывает. Полина Захаровна тайно лечила раненых, ей сельчанки доверяли. Погибших хоронили ночью, чтобы никто не видел. 

Осенью 1942 года Данька и его товарищ Алёшка были призваны в действующую армию. Их зачислили в танковую часть. Месяца три обучали, а потом на фронт. От них и от Василия приходили редкие письма, родные читали и перечитывали их вечерами при мерцающей коптилке. 

Весной 1943-го нужно было сажать и сеять. К этому времени некоторые районы были освобождены от фашистов. Жители встречали своих освободителей хлебом и солью, делились уцелевшими продуктами. Радовались. Но до победы было ещё ох как далеко.

В колхозе осталось совсем мало лошадей и рабочих волов, с помощью которых перевозили разные грузы. Один старенький трактор. Чем и как пахать?! Подключили домашних коров. Впрягали в ярмо пару, они тащили плуг, которым управляла одна женщина, а другая следила за тем, чтобы коровы не сбились с борозды, водила их на паводке. Её мог заменить сын-подросток, если был такой. Коров подбирали друг к дружке, чтобы они слажено работали. Катерина впрягала свою и Ольги Степановны. Встала за плуг, а сын заведующей впереди направлял в нужную борозду. Так они с Николкой и стали вместе с другими вспахивать поля и свои огороды.

Ольга Степановна и Зоя в яслях уже покормили малышей обедом, готовили их к дневному сну. Ничего не предвещало беды. Вдруг прогремел взрыв. Какие‑то люди бежали сюда с горькой вестью, махали руками, кричали:

«Разорвало их, разорвало!..»

Катерина с Николкой решили дойти до края пашни и отдохнуть, напоить и покормить уставших коров. Не успели. Плугом зацепило скрытый в земле снаряд. В какие‑то доли секунды не стало ни людей, ни животных. Мать осталась без сына, Зоя, Славик и Саша без матери. Горе и ненависть к врагу ещё больше сплотили запрудовцев. Поддерживали сирот всем селом. Приносили одежду, обувь, делились едой, помогали жить. Девочка не представляла, как написать папе о гибели мамы. Так до конца войны и не узнал Василий об утрате.

Ольга Степановна посвятила свою жизнь воспитанию детишек в садике. Баба Дуся и Шура почти объединились семьями с Зайкой и мальчишками. Написали о случившемся Даньке. Танкист только что пережил гибель своего товарища Алёшки, сгоревшего в танке, боялся сообщить его родным. Сам чудом уцелел, а тут узнал о смерти Катерины и Николки. Сжав зубы, поклялся за всех отомстить немцам. Снова ринулся в бой. Мама Шура и Зоя одновременно получили от него письма, в которых он выражал моральную поддержку Зайке и матерям Николки и Алёшки. А село жило своей жизнью, трудилось, помогало приближать победу. 

Наступила весна 1945 года. Зацвела черёмуха, распустилась сирень. Этот день никому, никогда не забыть. Из рупора на столбе прозвучало долгожданное, выстраданное слово «Победа». Горестные и радостные слёзы, смех и плач, весёлые переливы балалаек и гармошек, песни и пляски. С этого дня стали ждать возвращения уцелевших на войне земляков. Не так много их вернулось, но это был праздник для всех сельчан. Появился и Василий. Впервые подхватил на руки своих четырёхлетних сыновей, не сразу узнал в так повзрослевшей четырнадцатилетней девочке свою Зайку, очень похожую на Катерину.

А где же она сама, почему не встречает?! Горько плакал он на её могиле. Потом починил прохудившуюся крышу дома, поправил покосившийся курятник. Зайка скрывала свою радость при встрече с подружками, чьи отцы не вернулись домой. А близняшки постепенно привыкали к дяде, который являлся их папой. Вернулся с обожжённым лицом танкист Данька. Опять и радость, и слёзы. Всё село встречало, гуляло до рассвета. А днём на собрании колхозники единогласно избрали своим председателем Василия. Постаревший Архипыч передал ему печать, напутствовал:

«Бери бразды правления в свои руки, поднимай хозяйство, а мне пора на отдых».

Даньку попросили налаживать сельхозтехнику, назначил его бригадиром. Вернулись исхудавшие от рабского труда девушки и юноши, угнанные в Германию. Село постепенно оживало, возрождалось. Несмотря на трудности, молодёжь вечерами собиралась в местном клубе, смотрели кинокартины, танцевали. Данька ловил на себе взгляды местных красавиц, но не отвечал на них. В его сердце была лишь только одна, которую он мысленно просил скорее подрасти. Это конечно же была его соседка Зайка. Сейчас она училась в агрономическом техникуме. Парень ждал её приезда. Девчата завидовали ей, отговаривали от дружбы с ним, говорили ей, что он для неё стар. Зоя улыбалась в ответ, ну какой же он старый, всего на шесть лет старше. Муж и должен быть старше, надёжнее, чтобы оберегать хрупкую, нежную жену.

Впереди были голодные годы, восстановление разрушенного. Люди выстояли, выдержали, перешагнули через множество трудностей на своём жизненном пути, а иначе не было бы теперешней нашей матушки России. Девяностолетняя Зоя Васильевна, закончив свой рассказ, устало прислоняется к спинке кресла. Охватывает взглядом притихших своих близких. Братья Вячеслав и Александр помогают встать своей нянечке, бережно поддерживая сестру. Поднимаются все. Минута молчания. Так ежегодно в этот светлый день Зоина родня чтит память павших в годы войны своих земляков и всех бойцов своего Отечества. 

Нина Петращук
село Малотроицкое