Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Оставайтесь дома
17:15, 01 мая 2020

Анна Ильинична Ушакова из Ездоченского сельского поселения — об испытаниях в её судьбе

Анна Ильинична Ушакова из Ездоченского сельского поселения — об испытаниях в её судьбеФото: Елена Канюкова
  • Статья

Пенсионерка не теряет жизнелюбия и старается не вспоминать трудности, через которые пришлось пройти.

Анна Ильинична Ушакова из Ездоченского сельского поселения рассказала об испытаниях, которые выпали на её судьбу. Героиня публикации родилась 20 августа 1931 года в Воронежской области в селе Пчелиновка в многодетной семье. В дом постучалось горе, когда Анне было четыре года — умерла хранительница очага. Трое детей росли с отцом и мачехой, затем главу семейства забрали на фронт.

«Мне было 10 лет, когда началась Великая Отечественная война. Естественно, дети стали трудиться практически наравне со взрослыми. В поле работали женщины, а мы им помогали, носили воду для питья. Также снопы таскали, ездили на быках, возили зерно. Сложно было, когда животное не слушалось. Ляжет около меня и не встаёт, уже и уговариваю, и уши, и хвост кручу, а он лёг и лежит», — сетует пенсионерка.

Когда исполнилось 15–16 лет, стали думать, как заработать на пропитание. Анна поехала работать вместе со старшей сестрой на чайные плантации в Грузию.

«Не во что было даже обуться и одеться. У меня была юбка из парашюта, блестящая, в ней и ходила. Помню, что были мы худенькие, но трудились упорно. Отметят нам территорию, дадут кошёлки, мы привяжем их на бок и рвём. Нужно было брать только по три листочка, если попадутся четыре, то партию забракуют и ничего не заплатят. Норма составляла восемь килограммов, а мы старались выполнить больший объём, чтобы заработать. А это не так‑то и просто, чай‑то лёгкий», — рассказала Анна Ильинична.

Сёстры прожили на чужбине полтора года. Есть было нечего, начали приспосабливаться к быту, посадили себе картофель и кукурузу.

«Придём с работы, есть хочется. Брали початки, парили их и ели. Однажды захотелось мне сходить в кино, последние 10 копеек потратила. Сестра улыбается и говорит: „Посмотрела фильм? Ну клюй тогда кукурузу теперь месяц“», — вспоминает Анна Ильинична.

После Грузии направились в Таганрог. Сестра Мария стала трудиться на станках, а Анна — маляром на авиационном заводе. Четыре года пролетели незаметно. Захотели вернуться домой, когда обе получили сильнейший испуг. Одной из них едва не отрезало руки за станком, мастер смог спасти. Работали ночью, были все голодными, вот сил трудиться особо и не было.

У Анны Ильиничны на заводе случился пожар, загорелись девчата в самолёте. Им чудом удалось спастись. Сёстры приняли решение вернуться в Пчелиновку, стали работать в колхозе.

«Нашёлся мне ухажёр, я пошла замуж. У моего избранника умер отец, брат остался один. Вот моему суженому и нужна была хозяйка, чтобы ребёнок рос в полноценной семье. Я относилась к мальчику хорошо, воспитывала, как своего. Чуть позже настиг новый удар — оказалось, что у мужа до встречи со мной была любовь, и у него родилась девочка. Та женщина не захотела срываться с места, вот он меня и взял в жёны. История повторяется, у ребёнка умирает мама, нам сообщили, что нужно ехать и забирать дитя», — поделилась бабушка.

Малышка попала в семью с пяти лет, общий язык нашли сразу. Девочка стала называть Анну Ильиничну мамой. Но была ещё одна сложность — глава семейства злоупотреблял алкоголем:

«Он допился и полез в петлю. Сказать, что у меня был стресс — это ничего не сказать. Дочь растила до 11 лет, прикипели душой друг к другу, но ребёнка‑то по сути с чужой тёткой оставить не могли. Приехали сёстры мужа и увезли её в Ростов. Сколько слёз я пролила, как было трудно! Осталась одна, но нужно было найти силы и жить дальше», — рассказала пенсионерка.

Позже к вдове стали приходить свататься. Долго не решалась на такой серьёзный шаг, но всё же поддалась уговорам.

«Взяла я себе примака здорового, да двухметрового. Мне его стало жалко, уж очень он просил: „Возьми меня, да возьми“. Ну, и я сжалилась. Прожили с ним практически год. Пошли однажды рыбу ловить, ему вот прям как приспичило. Говорит: „Пойдём, Аннушка, а то захолодает“. Я отнекивалась, мол замарилась сильно, но отказать не смогла. Раньше сети ставили, вот он полез в реку и резко ушёл под воду. Я ему кричу: „Гаврил, Гаврил!“, а его всё нет. Я ринулась туда, где его видела в последний раз, сиганула в воду за ним. А там так резко глубоко стало и холодно, видно там ключи били. Схватила его поперёк, начала кричать, сбежались люди, пытались оказать первую помощь, но ничего не помогло. И я твёрдо решила больше замуж не выходить, хоть и приходили свататься. Я отвечала, что хватит вас хоронить, идите и живите спокойно. Сколько слёз пролила! Вот и вся моя жизнь», — подвела итог пенсионерка.

Анна Ильинична, как и все её ровесники, работы не боялась. Общий стаж её составляет более 40 лет, 30 из них она была дояркой, до выхода на заслуженный отдых — телятницей. Старались с сестрой всегда держаться вместе, они потеряли брата, когда ему был 21 год. С Марией связано много воспоминаний. Например, когда жили вТаганроге, спали на одной кровати с ней валетом:

«Были всегда беспокойными, мы даже во сне работали. Бывало, снится моей Марии, что она станок заводит, как даст мне ногой по бороде! Вот смеху‑то было. А я иногда вышивала в свободное время, вот и видится мне, что я потеряла иголку. Бужу её посреди ночи, чтобы иголку искали!», — улыбаясь, отмечает бабушка.

В Чернянский район Анна Ильинична переехала в 2011 году в семью племянницы Валентины Черноротовой. Рада, что её никогда не забывают, уважают и прислушиваются к ней. Несмотря на тяжёлую жизнь, полную испытаний, пенсионерка старается видеть во всём только позитивное.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×