Приосколье31

Надежда Овсянникова из Чернянки прислала письмо в редакцию газеты

21 ноября , 10:33ОбществоФото: личный архив Надежды Овсянниковой

Она написала свои воспоминания о друге детства, геологе, журналисте Анатолии Троянове.

В один из погожих дней уходящего лета ушёл из жизни Анатолий Матвеевич Троянов, наш замечательный земляк, известный геолог с пятнадцатилетним стажем поисковой работы, журналист, автор нескольких сборников рассказов и более 400 публикаций. На его счёту научные труды и около 10 изобретений. Он был неутомимым тружеником возрождения исторических традиций и ценностей святого Белогорья, борцом за сохранение природных и рукотворных заповедных мест нашей малой родины, певцом, прославлявшим красоту и достоинство тружеников-чернянцев, радовался с каждым годом преображающемуся нашему посёлку: прекрасному центру, новым домам на улицах, новым микрорайонам, асфальтированным дорогам, зелёным насаждениям…

Кажется, совсем недавно он пел со сцены нашего парка «…Травы, травы, травы не успели от росы серебряной согнуться…», а уже прошли три года с его ухода из жизни, которую он так любил. Анатолий Матвеевич — мой ровесник, соклассник, друг через всю долгую жизнь. Я помню его мальчиком, потом юношей, потом зрелым мужчиной, всегда полным сил и энергии. Он рассказывал о своей интересной работе, далёких землях, делился публицистическими трудами, читал стихи. Помню его добрым семьянином, никогда не унывающим, всегда в хорошем настроении. Вместе вспоминали наш класс. Школа для Анатолия всегда была вторым домом. В классе он — маленький хозяин: сначала отрядный пионерский вожатый, потом комсорг, потом секретарь комсомольской организации школы.

Дома Анатолий в детстве — помощник в огороде, ответственный за хозяйство. Занимался заготовкой сена на зиму для козы, носил из леса на плечах вязаночки сушняка на зиму, чинил забор, работал на огороде и ещё, и ещё... Но было время и для отличной подготовки уроков, школьных мероприятий. Росточком небольшой, но, сколько энергии, умения, желания учиться и работать!

И вдруг война. Это особая страница в жизни каждого из нас: тревожные вести с фронта, похоронки в семьях, оккупация — страх, голод, холод, бесчинства фашистских постояльцев. А мальчик Анатолий думал, как навредить немцам, и хоть горсть песка бросал в люльки мотоциклов немцев. Мы ждали и верили в освобождение. И этот день наступил. Мороз, бои… и изгнание врагов из посёлка. Шло наступление наших, мы встречали родную армию.

Открылась школа, сначала в здании нынешнего музея, а когда десятилетку отмыли, классы подремонтировали, мы перешли в родную школу. И пусть сидим по шесть человек за грубо сколоченными столами на лавках-скамейках, тетради из листьев старых книг, учебников — один на шестерых, чернила из шелухи семечек подсолнухов, но какое это праздничное было учебное время — уроки! Изучаем не только школьные предметы, но ещё идёт война, и у нас было военное дело. Занятия вели преподаватели Пётр Пантелеевич Седиков и Николай Алексеевич Никольский, вернувшиеся с фронта по ранению. Винтовку, автомат умели разобрать, ползали по-пластунски по тогда неухоженному заросшему скверу — шли в атаку и прочее-прочее.

Жили, ожидая сводок с фронта, они были радостные — идёт наступление наших. Главный информатор дел о фронте — Анатолий, наш комсорг, самый ответственный товарищ. И она пришла — долгожданная Победа. А мы уже старшеклассники, комсомольцы.

Фото: личный архив Надежды Овсянниковой

Несмотря на послевоенную разруху, бедность в семьях, мы мечтали о высшем образовании. Почти все ребята класса поступили в военные училища, девочки — учительский двухгодичный институт. Анатолий мечтал стать поисковиком и обязательно получить образование в московском вузе. Его мечта сбылась. Жил и учился в Москве на стипендию и разовые подработки. Любил свою будущую профессию. На встречах выпускников с упоением рассказывал о познанном — работе геологов, о Москве. И вот, будто на крыльях, пролетели студенческие годы. Диплом геологоразведчика и дальние дороги поисковиков ценных ископаемых. Работу Анатолий любил. Женился по любви, и жена Зоя разделяла трудности быта и радости открытий в его работе. У Анатолия две дочери и интересная работа на колёсах — в лесах, полях, пустынях… 15 лет геологических изысканий в Африке. К пенсионному возрасту — Белгород, ВИОГЕМ и хоровые кружки в домах культуры, художественное чтение, сольные номера. А дома — письменный стол, писательская работа.

Но потянуло на малую родину, в родной домик. Последние годы жил в Чернянке, сочинял стихи, прозу. Холковские пещеры, их преображение, песни лесов, чернянские просторы, встречи с земляками и другая тематика его творчества. Книги выходили небольшими изданиями: сборник журналистских публикаций «Не топите дочь фараона», «Рогачка меловая», «Трое в лодке, не считая… крокодила: невыдуманные африканские истории» и другие. Есть у Анатолия Матвеевича и сборник стихов «Где живут дрозды» и много других стихотворений.

Но болезнь подкрадывалась, а он стойко боролся. С помощью ходунков приходил в парк на концерты, общался со знакомыми чернянцами, подолгу останавливался в центре около мохнатых елей, около школы, которую окончил много лет назад. Никому никогда не жаловался на недомогание. Он был счастлив в родной Чернянке, своём маленьком поместье среди книг, рукописей, фотографий, сувениров с далёких мест, где работал. Нас, одноклассников, уже очень мало, но мы не забываем друг друга — звоним, посылаем открытки, праздничные телеграммы. Вспоминаем наш дружный класс, вожака всех начинаний Толика Троянова, с гордостью носим звание «Дети войны».

Похоронен Анатолий на родине, на Запесчанском кладбище, рядом с любящими его и любимыми им мамой, бабушкой, женой и дочерью. Кусты сирени у могилы, невдалеке — высокий тополь. Только воробьи и нарушает тишину…