Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
17:22, 27 июля 2019
 204

Лидия Сазонова: «Как же долго я тебя ждал, милая, единственная моя любовь, моя радость…»

Лидия Сазонова: «Как же долго я тебя ждал, милая, единственная моя любовь, моя радость…»Фото: pixabay.com
  • Статья

Жительница посёлка прислала в редакцию рассказ о судьбах людей.

Новость пронеслась по селу со скоростью света. Из дальнего села к бабке Дуньке приехал племянник Алексей с двумя товарищами. Бабы сразу на разведку послали «агента». Бабка Сютка ушлая и находчивая, всю информацию выудила, и на деревенском совете решили так: раз все неженатые, значит быть свадьбам! Девкам этот день показался вечностью. С утра они уже крутились возле зеркал, примеряли свои лучшие наряды, брови подводили сажей, крутили кудри на самодельные бигуди. Не знали, на каком платке остановить свой выбор.

Наконец долгожданный вечер наступил, к клубу потянулась молодёжь. Все взгляды девчат были прикованы к дверям. Двери распахнулись, и вошли пришлые, вместе, втроём. Клуб затих. Сначала они рассматривали друг друга, и тут заиграла гармонь, две бойких девушки пошли в пляс, лихо выбивая дробушки, пели частушки по очереди. Сразу клуб заколыхался, пришёл в движение, стали раздаваться притопы, прихлопы группы поддержки. В этот круг вливалось всё больше и больше девчат. Весёлая атмосфера растопила стеснение, и уже на плавный танец пошли в наступление ребята, а девчата затаили дыхание.

Самый высокий парень из них пригласил Марию, она ему подала руку, и вскоре они закружились в вихре танца. Второй парень пробивался к белокурой девушке, которую он сразу заприметил. Она с удовольствием пошла за ним в круг, а музыка лилась. Третий парень никак не мог решиться. И уже на следующий танец его пригласила Любка, смелая и находчивая девушка.

«Теряться здесь нечего, раз не смелый, то будет мой», — про себя решила она. Пары наметились. Самого высокого звали Алексей. Он довёл Марию до дома, постояли, поговорили, она ему сообщила, что завтра уезжает на заработки в город. Жених и голову повесил. Но это была игра, никуда Марии ехать не надо, а для чего она так сказала, и сама не поняла. Но в душе он ей приглянулся. Неделю Мария в клуб не ходила. Стыдно было. А вечером к ней прибежала подружка Раечка с новостью.

— Маша, а меня сватает твой Алексей. Ну, тот, который тебя сначала провожал. Мария не подала виду, что это её заскребло.

— Сватает, вот и выходи, — только и сказала она, — парень хороший.

— Ты обижаться не будешь?

— Конечно, нет, да кто он такой.

Раечка была засватана на другой день. Через две недели Алексей приехал согласовать день свадьбы, но она возьми и откажи (вмешался брат), что, мол, рано ей ещё замуж. Всё пошло не по плану. Жених возвращался с чайником. Проезжая мимо двора Маши, увидел её и остановился. И она его затронула.

— Ну что, женишься, жених?

— Да нет, невеста несостоявшаяся. Отказали мне. Свадьбы не будет.

 — Ну, тогда заходи меня сватай, — игриво в шутку сказала она.

— А я тебя и хотел засватать.

— Тогда заходи, — смехом залилась Мария.

— Да вот и засватаю сейчас, не зря ж ведь мы с тобой тут встретились.

Он привязал свою лошадь к штакетнику, намерения отступать у него не было. Мария и обрадовалась, и испугалась такому повороту событий. Они зашли в дом вместе, и он на весь дом громко сказал: «Хозяева, хозяева, принимайте сватов!». Мать была ошарашена таким стремительным сватовством, но перечить дочке не стала, быстро накрыла стол, позвали родных. Засватали и тут же назначили день свадьбы, растягивать надолго не стали, памятуя недавний опыт.

Председатель колхоза выделил машину. В обед свадебный кортеж тронулся в путь по ухабам, по русскому бездорожью. Мороз был сильный, водитель гнал машину, выжимая с неё всё, чтобы не заморозить молодых и гостей. И надо же случиться, посредине машина стала чихать и вскоре совсем остановилась. Гости слезли с машины и стали разогревать себя кто как мог. Водитель посмотрел машину и объявил: «Приехали!». Машина сломалась и без ремонта дальше не тронется.

Что делать? Назад далеко и вперёд тоже. Решили идти за помощью в близлежащее село. Вскоре показался трактор. Окоченевшая невеста с молодым и гости полезли в прицепную телегу. И потянулись длинные мили. Трактор медленно и уверенно приближал их к цели. Уже стемнело на улице, и тут на горизонте показались огоньки долгожданной деревушки.

Все гости приободрились. Голодные и холодные хором рьяно запели: «Ой, мороз, мороз! Не морозь меня!». При въезде в деревню гармонист своими окоченевшими пальцами решил подыграть, но пальцы не слушались, игра не шла, а тут ещё и Петро ударил в бубен. Собаки всего села взвыли, такой страсти они ещёне слышали. А всё село с волнением ожидало свадьбу. Детвора бежала к трактору, а другие бежали назад, неся по селу весть с криком «Молодые едут, молодые!». Наконец‑то трактор остановился, мучение закончилось.

Возле дома было много встречающих. Вышла мать с иконой, благословила молодых, и гости ринулись в дом, там было тепло, уютно, аппетитный праздничный стол. Новобрачных посадили на почётное место, под иконой. Гости подкрепились и скандируя «Горько! Горько!» подняли молодых. Жених скромно поцеловал невесту, а у невесты зуб на зуб не попадал. Её трясло, холод с неё аж выходил. Она повернулась к Алексею и попросила тихонечко, чтобы он налил ей стакан верхом. Он выполнил просьбу. И она, не раздумывая, выпила залпом двухсотграммовый стакан самогона. Гости ахнули. Пронёсся среди них шепоток.

Присутствующие поднимали молодых раз за разом, а невеста пьянела на глазах, самогон пошёл по крови, ей стало тепло, голова всё чаще падала на грудь. Гости кричали: «Горько! Горько!», но невеста не могла уже подняться, голова лежала на столе. Вскоре Алексей её увёл в спальню, а гости продолжали праздновать. Наутро пошёл слух: «Непутёвую жену, видно, привёз Алёшка». Одни говорили с сочувствием, другие со злорадством. Но молодые ещё раз удивили всех. К вечеру они шли по селу нарядные, красивые, подставляя руки крупным снежинкам, они смеялись и были такие радостные и счастливые.

Искру любви они пронесли через всю жизнь, вырастили двух сыновей и со смехом вспоминали день своего сватовства. Вторая пара Александр и Валентина сыграли свадьбу весной. Валентина была счастлива, она украдкой любовалась мужем, со свекровью они нашли общий язык. За них на селе говорили так: «Пара красивая». Прошёл месяц, Валентина стала замечать, что муж неохотно разговаривает с ней, смотрит невесело, как что‑то гложет его, но о причине его душевных мучений она не могла даже догадываться.

Идя как‑то раз по воду, Валентина встретилась с соседкой. Та спросила, как ей здесь? И так ненавязчиво поведала, что до неё у Виктора в деревне с Надюшкой была неземная любовь, что они дружили с детства, но что с ними произошло, так и осталось загадкой для всех. У Валентины защемило сердце, и она почувствовала, что это и есть причина его отчуждения. Шли дни, Виктор отдалялся всё дальше и дальше от неё. Вечерами он уходил в сад и там просиживал допоздна. А Валентина потеряла покой, ей не в радость была и весна, запахи цветущих садов, трели соловьёв.

Она теперь понимала, о ком его думы и по ком его тоска, не знала, как себя вести в этой ситуации. Но однажды она себя пересилила, пошла к нему в сад. Подошла тихонечко, нежно обняла, прижавшись к нему. Он резко разжал ей руки и грубо сказал: «Иди в дом и спи». Валентина, не помня себя, зашла в дом, села на кровать, обхватила голову руками, униженная и потерянная. Так она в оцепенении сидела долго. Слёз не было, обида жгла её изнутри. Через время она услышала, как стукнула дверь.

Пришёл Виктор, но к ней не зашёл в спальню, а лёг в зале, и вскоре она услышала мирное дыхание мужа. Он спал, и она приняла решение — собрала узелок, положила туда свои вещи, тихо, чтобы не скрипнула дверь, вышла из дома. Было уже за полночь, деревня спала, не было ни единого огонька, и даже собаки и те не брехали. Обида гнала её прочь от этого дома, от этой деревни. Сначала она не шла, а бежала, не ощущая усталости, и только на рассвете она оказалась в своём родном селе, поднялась на высокую гору и тут только обернулась назад. Эта страшная ночь была уже в прошлом, она это точно знала, она знала, что больше не вернётся туда никогда.

Загоралась заря, пробивались уже первые лучи. Она шла навстречу этому дню, новой своей судьбе. Придя домой на рассвете, Валя не постучалась в дом, не стала будить родных, а зашла со стороны огорода, открыла щеколду калитки, вошла во двор, заглянула в сарай, там лежало много сена. Она опустилась на него отдохнуть. Мать, управляясь по хозяйству, увидела свою дочь спящую, узелочек её лежал в головах. Она поняла, что случилось что‑то непоправимое. Дочь спала, но даже во сне на её лице была написана мука, губы запеклись, ноги были в кровавых мозолях.

Женщина понимала, что дочь шла всю ночь без остановки. Она стояла и смотрела на неё, и слёзы текли по щекам. Не стала её будить, а решила про себя так — чтобы ни случилось, примет её решение, её сторону. Виктор проснулся и удивился тишине. Мать уже хлопотала по двору. Валя вставала тоже рано. Неужели спит. Он подождал немного и зашёл в спальню. Вали здесь не было, а кровать была заправлена, только чуть-чуть примята. Он забеспокоился, что‑то здесь не так. Он вспомнил вчерашний вечер, и ему стало стыдно за себя. Он пошёл во двор, там её не было, и мать её тоже с утра не видела. Он зашёл ещё раз в спальню и по вещам понял, что она ушла.

— Мама, Валя ушла от меня ночью. Что делать?

— Не надо было сынок без любви жениться! — с укором в голосе сказала она.

— Поезжай за ней, попроси прощения, может, вернётся.

Ему было очень стыдно перед Валей, перед сельчанами, но в душе он был рад такому повороту событий. Он поехал за ней не для того, чтобы её вернуть, нет, а убедиться, благополучно ли она дошла домой, и сказать ей одно единственное слово: «Прости». То, что он любит другую женщину, она и так знала. Подъехав к дому, он долго привязывал лошадей к столбу, ему неловко было заходить в дом. Но ему повезло, Валя вышла одна, без родителей, скандалов и упрёков объявила о своём решении.

Он опустил голову и сказал: «Валя, прости меня, если сможешь, я виноват». Через время они развелись, и она уехала на Украину. Там нашла своё счастье, вырастили с мужем двух дочерей и по сей день живут в любви и согласии. Ту страшную ночь она иногда вспоминала, но никогда не пожалела о содеянном. А Виктор думал помириться с Надей, но она не простила этой женитьбы, уехала в город, там вышла замуж. Родители её переехали в районный центр, так что из родни в деревне осталась только её дальняя родственница.

Слухи просачивались за неё разные, что у Нади не сложилась жизнь, что муж пьёт. А он её терпеливо ждал. Он жил один. Окна передние выходили на трассу, каждый день из года в год он с тоской и надеждой смотрел на неё. В минуты отчаяния он думал, неужели она меня совсем забыла, а он всё помнил, здесь каждая травиночка, каждая тропиночка напоминала о ней. Часто детьми они залазили на высокие клёны и оттуда смотрели на своё село, на вечерний закат, и мир им казался таким светлым, добрым и загадочным. И им было так хорошо вместе.

Он вспоминал часто и ссору, в деревню приехали командировочные на уборку свёклы, и заподозрил в измене Надю, оскорбил её. Она дала ему пощёчину и сказала больше не подходить к ней. Он пытался помириться с ней, но она его избегала, а он назло ей женился. Да, это сыграли злую шутку молодость, нетерпимость, гордость. От воспоминаний настроение у него окончательно испортилось, а тут ещё пошёл дождь, тёплый и мелкий. Он глянул в окно, к остановке подходил автобус. Он остановился, из него вышла женщина с ребёнком. Малыша она поставила на землю, кто‑то из пассажиров вынес её вещи. Автобус пошёл, а женщина с ребёнком всё стояла и смотрела на село. Он душой почувствовал, это она, его любовь, его Наденька. И он побежал ей навстречу.

Она шла держа дочку за руку, в другой руке был чемодан. Он подбежал к ней, обнял её и стал целовать лицо, щёки, губы приговаривая: «Как же долго я тебя ждал, милая, единственная моя любовь, моя радость…». Он целовал её глаза синие-синие, как небо, полные слёз, любви и прощения.

— Витя, — проговорила она, — прости меня, я приехала к тебе, я не могу и не хочу жить больше без тебя. Решай сам, как видишь, я теперь не одна. Он улыбнулся.

— Теперь у меня будет две Наденьки, которых я буду любить.

Он подошёл к малышке, но она закапризничала, отвернулась от него. Надя взяла её на руки, и теперь он обнял обеих. Они шли вместе, и мир, казалось, растворился для них одних, и не было никого вокруг на свете. И тут Надя вскликнула: «Витя, Витя посмотри!». Она указывала на небо. Яркая радуга висела над селом.

— Эта радуга к добру, и она светит для нас, — засмеялся Виктор.

Они шли по деревне и селяне ликовали. Наконец‑то неземная любовь победила. Вскоре они поженились, вырастили четверых детей и сейчас нянчат правнуков. То, что он виноват перед Валей, помнил всю жизнь, но свою любовь он выстрадал.

Третья пара не торопилась со свадьбой. Володя объяснил своей Любе, что сначала нужно привести в порядок усадьбу и дом. Люба ждала терпеливо. Ремонт явно затянулся, пока мать не заметила, что доченька округляется. Осенью срочно сыграли свадьбу. Вскоре родился их первенец. В целом жизнь удалась, они часто вспоминали тот вечер, когда они танцевали свой первый вальс, на который пригласила его смелая и находчивая Любовь.

Жительница посёлка Чернянка 

Лидия Сазонова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×